Януковичу подходит срок

[Total: 0    Average: 0/5]

Со дня инаугурации Виктора Януковича минуло 9 месяцев. “Появившийся на свет” режим постепенно обустраивается при власти: приучается править, общаться с народом, взаимодействовать с союзниками и противниками. А заодно – примеряется к возможным переменам.

Первый опыт

По итогам непростой избирательной кампании 25 февраля Украина получила нового президента. С тех пор миновал срок, достаточный для вынашивания и рождения ребенка. И новое руководство страны показало, что “родить” систему власти  удалось. Теперь ему предстоит “вырастить” свою версию страны.

На заре правления Виктора Януковича генеральный курс страны был обозначен двумя словами: “стабильность” и реформы”, – которые и дали название правящей коалиции. И, судя по всему, первостепенной задачей, которую ставила перед собой власть, было достижение именно брендовой стабильности. Главным ее практическим воплощением традиционно считается построение эффективной вертикали власти: тут в помощь оказалось и “поштучное” формирование парламентского большинства, и тщательно подобранный Кабинет министров, и решение КСУ, вернувшее Конституцию 1996 года, и недавно прошедшие местные выборы… Относительно стабильно выглядит и внешнеполитический курс страны: резкое потепление отношений с Россией, отказ от вступления в НАТО, многовекторность и курс на приятную евроинтеграцию – чего-то подобного от Виктора Януковича и можно было ожидать. Зато со стабильностью в экономической сфере у новых правителей, похоже, пока дела обстоят не слишком блестяще. Возможно, в том числе и потому, что здесь с самого начала был задекларирован курс на реформы.

Реформационным поведением власти а-ля “Шаг вперед и два назад” в Украине кого-либо удивить трудно. И все же свой стодневный юбилей пребывания у руля страны Виктор Янукович встречал с обещаниями как можно быстрее запустить череду реформ – включая и не самые популярные. Спустя почти полгода стало очевидно, что значительная часть преобразований в стране затронула, скорее, систему властных сдержек и противовесов (в определенном отношении к ним можно отнести и судебную реформу – единственный уже реализованный масштабный проект Банковой). С остальными переменами – намного туже. Даже столь разрекламированный Налоговый кодекс власть несколько месяцев готовила с большим скрипом, а теперь опасливо медлит с его окончательным принятием. Большинство же обещанных непопулярных шагов (как-то пенсионная реформа или административная, в рамках которой могут уменьшить чиновничий аппарат) в основном существуют в виде нелицеприятных для народа обещаний, даваемых руководством страны в обмен на расположение МВФ и очередной транш кредитной программы. Но и здесь в большинстве случае не заходит дальше озвученных обязательств, которые потом часть сторонников власти старательно опровергает.

Подобная реформаторская сдержанность нового президента может объясняться, как нежеланием раздражать избирателей перед очередными, на этот раз местными, выборами, так и отсутствием у власть имущих четкого представления о том, какой страной они хотят править. Не исключено, что в ближайшие месяцы солидарные усилия исполнительной и законодательной ветвей властей поведут, наконец, Украину в светлое будущее, но пока Партии регионов, скорее, удается строить новую власть, а не страну. С другой стороны, есть и вероятность того, что очередной состав украинских правителей попытается так же избегать проведения системных реформ, как это делали их предшественники – усилий кардинальные преобразования требуют много, а степень электоральной отдачи предугадать непросто.

Схожим образом дело обстоит и с международным поведением Украины. Первоначальная цель нового руководства – восстановить отношения с Россией была достигнута без особого труда. Европа, уставшая от внутренних политических конфликтов, которые сотрясали Украину на протяжении нескольких лет, также восприняла перемены благосклонно. Но продвижение в обоих направлениях со временем несколько застопорилось. Взяв на вооружение еще кучмовский принцип внешнеполитической многовекторности, Виктор Янукович пытается удержаться на границе между Востоком и Западом. Удается ему это не слишком хорошо. С одной стороны, дружба с Москвой требует подтверждения в виде все новых и новых “подарков”. С другой – Евросоюз готов сближаться с Киевом строго на своих условиях, и не связывая себя календарными обязательствами. Складывается впечатление, что брюссельский курс Виктора Януковича, при всем его заявленном прагматизме, все больше начинает походить на довольно вялотекущую евроинтеграцию времен Виктора Ющенко. Интересным примером тут служит ситуация с отменой визового режима с Европой: в марте президент говорил о том, что его удастся достичь в течение года, а в ноябре речь уже шла о предоставлении перечня условий, выполнение которых может быть позволит отказаться от виз… Какой бы сладкой ни казалась в феврале победа, минувшие месяцы показали, что править Украиной, маневрируя между разными целями, не так уж и просто.

С новыми силами?…

Намерения президента, судя по его словам, за несколько месяцев не изменились. Курс по-прежнему взят на экономические реформы и теперь уже социальную стабильность. Но руководство страны отдает себе отчет, что безоблачным ближайшее будущее может и не быть: симпатии народа к власти не растут. “Кредит доверия еще сохраняется, но он с каждым месяцем становится все меньшим”, – констатировал президент. А если учесть, что по опросам в наибольшем влиянии за происходящее в границах государства украинцы все-таки склонны “подозревать” президента, то именно Виктор Янукович в глазах страны и является воплощением той власти, доверие к которой уменьшается.

Дистанцироваться от ответственности за происходящее главе государства непросто, да и, возможно, подобное желание у него отсутствует. Судя по конституционной “контрреформе”, вершиной мечтаний четвертого президента независимой Украины кажутся полномочия и возможности Леонида Кучмы. Представители власти такое положение дел отрицают редко. “Практически идет формирование такой жесткой структуры, по пути России: начиная от Верховной рады, президента и до местного уровня… То есть, в Украине идет четкое структурирование государственной власти”, – “проговорился” нардеп-“регионал” Николай Романюк российским коллегам-депутатам. С одной стороны, подобная роль предполагает вовлеченность президента во все происходящее в стране, кроме того, за каждое движение власти в таком случае имиджем отвечает именно гарант. С другой стороны, такого рода модель управления, как никакая другая, позволяет оставаться “добрым царем”, готовым при случае возложить всю полноту ответственности на “злых бояр”. Первой серьезной проверкой такого сценария может стать история принятия Налогового кодекса, который президент может подписать, поддержав его авторов, или заветировать, выступив на стороне народа (правда, теперь уже и оппозиции, чья “антиналоговая” активность возросла).

Для того чтобы сыграть роль Леонида Даниловича, Виктору Федоровичу, в идеале, нужно не только иметь аналогичные возможности, но и быть относительно автономным в своих “движениях”. На сегодня говорить о полной независимости президента не приходится: и имиджево, и по факту он остается выдвиженцем не самой популярной в масштабах страны Партии регионов. Можно допустить, что успешное управление страной могло бы способствовать укреплению электоральных позиций ПР, правда, с ее антирейтингом за пределами Востока и Юга страны сделать это довольно сложно. Но “отделаться” от зависимости от влиятельных однопартийцев – тоже задача непростая.

Проблема “отделения” Виктора Януковича от Партии регионов прямо зависит от того, нуждается ли в этом президент. В последнее время в политикуме все чаще звучат реплики о том, что “родную” политсилу глава государства уже перерос. “Януковичу все меньше нужна Партия регионов. Ему была нужна эта партия, чтобы прийти к власти. Нужна была правительственная коалиция, изменения Конституции. Сейчас все это уже сделано. И теперь “регионалы” – это гиря на ногах”, – уверен Дмитрий Корчинский. Схожих взглядов придерживаются и некоторые эксперты. Действительно, основную задачу движущей силы для кандидата в президенты ПР уже выполнила. Более того, местные выборы показали, что достичь в масштабах страны рейтинга, превышающего президентский показатель Виктора Януковича, “регионалам” уже непросто, а со временем, быть может, будет еще сложнее. После возвращения Конституции-96 президент получил возможность практически самостоятельно формировать правительство (а, значит, роль парламента уменьшается) и контролировать как “силовиков”, так и местную исполнительную власть. После всего этого кадровая политика главы государства привлекает еще более пристальное внимание. И этот интерес сравнительно недавно был удовлетворен сполна, когда на пост главы МЧС был назначен не только не “регионал”, но даже не “коалициант” Виктор Балога. Благодаря такому кадровому решению руководство страны не столько укрепило парламентское большинство (критичной необходимости в голосах именно “единоцентристов”, и так поддерживающих провластные порывы, не было), сколько сделало, с одной стороны, шаг к более широкому формату сотрудничества, с другой – напомнило однопартийцам, что ими кадровый потенциал не исчерпывается.

Снижение зависимости главы государства от Партии регионов, возможно, могло бы превратить Виктора Януковича в некоторое подобие Леонида Кучмы, который временами старался стоять над ситуацией. Но многое зависит от причин подобной перемены курса и от того, какая часть окружения президента может поддержать подобные “свободолюбивые” начинания. Специалисты зачастую полагают, что к такому результату может привести конфронтация внутри политсилы. “Традиционную” ПР сейчас по большей части представляет “донецкое крыло” (“харьковское” многое потеряло со смертью Евгения Кушнарева, а “луганское” у президента в последние годы не слишком в чести и критичная ситуация на выборах мэра вряд ли способствует значительному росту его популярности) с двумя базовыми флангами – сторонников первого вице-премьера Андрея Клюева и группы влияния Рината Ахметова. Главным противником “старорегионалов” обычно считается “газовая” группировка, к которой относится и глава Администрации президента. Следовательно, некоторые эксперты допускают, что гипотетическая партийная самостоятельность президента может вырасти из чаяний Банковой. ” Администрация президента, логически думая о стратегии и о будущем, хочет разделить Януковича и Партию регионов. Весь груз ответственности, все самое плохое на себя должна взять Партия регионов, а Янукович должен оставаться в позитиве, человеком, который решает проблемы”, – допускает заместитель директора Агентства моделирования ситуаций Алексей Голобуцкий.

Желание АП (вернее, группы Левочкина-Бойко-Фирташа) перераспределить влияние на главу государства вполне предсказуемо. Но многое зависит от того, какие формы в итоге может принять подобное перераспределение. Во-первых, неизвестно, стоит ли в принципе Виктору Януковичу яростно отказываться от сотрудничества с раскрученным брендом, но, с другой стороны, вовсе не факт, что с уменьшением влияния на гаранта бренд не захочет уйти сам. Во-вторых, в случае “развода и тумбочки” с ПР окружению президента предстоит определиться с тем, “чьих” он тогда будет. Наиболее оптимальный вариант, вероятно, все-таки беспартийность, позволяющая подняться над политическими дрязгами. Но без партии в помощь обойтись тоже непросто. Здесь уже президент может воспользоваться наметившимся сотрудничеством с каким-нибудь “молодым” проектом или создать с нуля новый. Главное, не промахнуться. История уже знает пример бурной партостроительной деятельности времен Виктора Ющенко. Тогда и из “Единого центра” Виктор Балога ничего существенного не “вырастил”, и “Наша Украина” захирела до состояния почти полной беспомощности. Кроме того, в одночасье новую силу все-таки не воспитаешь. Вероятная программа-минимум – обернуться до следующих парламентских выборов, которые, скорее всего, будут-таки в 2012 году. Теоретически, используя весь диапазон властных возможностей, за два года подготовить пропрезидентский проект при желании можно. Насколько будет перспективной еще одна партия вождистского типа – уже другой вопрос. Но подобный сценарий предполагает, что в ближайшие годы пути президента и Партии регионов должны серьезно разойтись. Прямо сейчас поверить в это непросто, хотя основания для подобных “подозрений” все-таки есть. Но весомые прогнозы пока делать рано, а вот понаблюдать за ситуацией стоит. Например, многое зависит о того, кто именно станет премьером в случае отставки Николая Азарова. Выбор президента может намекнуть на то, какой вариант развития событий ему ближе, а поддержка – ценнее.

Ксения Сокульская

podrobnosti.ua

Коментування вимкнено