На Мукачевском вокзале во время ремонта исчезли девять работ знаменитых закарпатских художников

История с исчезновением картин из зала Мукачевского железнодорожного вокзала, помещения которого в 70-е годы прошлого века украсили картинами закарпатских художников, для широкой общественности раскрылась, можно сказать, случайно.

На обновленном вокзале в одном из залов ожидания две большие картины с самобытным закарпатским пейзажем оказались заставленными буфетными стеллажами и стойками билетных касс. А ведь еще с советских времен в центральном холле, двух залах ожидания и вокзальном ресторане висело десять картин закарпатских художников, в том числе таких корифеев живописи, как Федор Манайло и Золтан Шолтес.

Однако во время ремонта в 2003-2004 годах полотна сняли, и восемь из них бесследно исчезли.

«При написании подделки использованы краски, появившиеся в производстве всего несколько лет назад»

Местные ценители искусства, занимающиеся скупкой и продажей работ закарпатских художников, давно знают, что большинство картин с вокзала банально украли. Но намного интереснее другое: одно из двух оставшихся полотен, пейзаж Золтана Шолтеса, на самом деле вовсе не оригинал, а дешевая подделка!

Золтан Шолтес (умер в Ужгороде в 1990 году) — один из известнейших закарпатских художников прошлого века, ученик основателя Закарпатской школы живописи Иосифа Бокшая. Работы Шолтеса можно увидеть во многих странах мира. Картины мастера крали и раньше, один из самых резонансных случаев произошел в июле 2006 года (о чем «ФАКТЫ» сообщали): написанное маслом полотно «Весна в Карпатах» размерами 80х100 сантиметров сняли со стены в фойе… Закарпатской госадминистрации возле приемной губернатора. Рыночная стоимость работы тогда составляла около пяти тысяч долларов. Картину так и не нашли.

Подмененная на вокзале работа Шолтеса намного больше — 3,5 х 1 метр, гораздо выше и ее стоимость.

 

 

 

 

 

 

 

 

— В начале 1970-х годов руководство железной дороги на Закарпатье обратилось к Федору Манайло и моему отцу с просьбой помочь в художественном оформлении Мукачевского вокзала, — рассказал «ФАКТАМ» сын Золтана художник Степан Шолтес (на фото), который хорошо помнит историю написания отцом этой картины.

— И оба мастера согласились написать по одной работе для залов ожидания. Большие ниши в стенах вокзала остались еще со сталинских времен, и обе картины в этих нишах очень хорошо поместились. Отец написал пейзаж — раннюю весну на Нижневоритском перевале (на границе Закарпатья и Львовской области), за который ему заплатили 1 тысячу 200 рублей. Это большие деньги, ведь пенсия тогда составляла около 130 рублей. Работа получилась очень удачной, отец всегда любовался ею с друзьями и знакомыми, которые приезжали в Мукачево.

А после ремонта вокзала в 2003-2004 годах картину подменили. Не заметить подделку специалисту невозможно, поскольку она очень низкопробная: нарушена композиция, неточно скопирована даже подпись автора, использованы краски, появившиеся в производстве всего несколько лет назад. Скорее всего, полотно подменили, когда демонтировали строительные леса.

Я рассказал о подмене директорам краеведческого и художественного музеев, искусствоведам, коллегам. Но в милицию не обращался. Во-первых, владелец картины — «Укрзалiзниця», и если для ее руководства подмена картины в порядке вещей, тогда извините… А во-вторых, подобных случаев так много, что ими, к сожалению, никого не удивишь. Оригиналы заменяют подделками или просто крадут в санаториях, отелях, кинотеатрах, на турбазах, и никому до этого никакого дела нет.

Помню, в самом центре Ужгорода в советские времена был овощной магазин, где висела огромная картина Иосифа Бокшая. После приватизации магазина картину передали в Художественный музей имени Иосифа Бокшая, где она находится до сих пор. И это едва ли не единственный пример, когда ценное произведение искусства удалось сохранить.

Случаев краж намного больше. Один из самых известных — массовая подмена картин в крупнейшем отеле Ужгорода «Закарпатье». В советские времена члены областного Союза художников по заказу руководства отеля написали для номеров 305 малоформатных пейзажных полотен. Когда же в отеле начались приватизационные процессы, меня попросили оценить картины профессиональным взглядом. 45 из них оказались… поддельными. А большие полотна, висевшие в холле и приемной директора, попросту исчезли.

Позже оставшиеся картины осмотрели эксперты Союза художников и подтвердили мои выводы о подделках.
Плачевную ситуацию по контролю за ценными произведениями искусства подтверждает и внук Иосифа Бокшая, директор Художественного музея имени Бокшая Франсиск Эрфан.

— Приведу такой красноречивый пример, — говорит Франсиск Эрфан. — В конце XIX века, когда одному из известнейших венгерских живописцев Михаю Мункачи присвоили звание почетного гражданина Мукачево (он родился в этом городе), мастер подарил городской ратуше свою работу. Картины Мункачи очень высоко ценились еще при его жизни, а после смерти их стоимость возросла во много раз. Подарок провисел в ратуше до 50-х годов прошлого века и… исчез. А ведь в бывшем СССР было всего три полотна Мункачи — в Одессе, Ленинграде и Ужгороде. Что уж говорить о контроле за работами местных художников!

Выяснить, куда подевались картины с Мукачевского вокзала, оказалось непросто. Директор вокзала в отпуске (впрочем, он занимает эту должность всего год, тогда как картины исчезли в 2003-м или 2004-м).

Исполняющий его обязанности в телефонном разговоре сказал: «Мы комментариев прессе не даем, поскольку вокзал не является самостоятельной структурной единицей, а входит в Ужгородскую дирекцию железнодорожных перевозок».

В дирекции объяснили «ФАКТАМ», что для выяснения ситуации необходимо время. И лишь когда мы обратились в Транспортную прокуратуру Закарпатской области, а та направила в Ужгородскую дирекцию железнодорожных перевозок специальный запрос, оттуда пришел ответ: на станции «Мукачево» имеется девять картин общей стоимостью 3 тысячи 546 гривен, которые находятся на балансе Ужгородской дирекции железнодорожных перевозок. Дата поступления картин — октябрь 2002 года.

Ни названий полотен, ни их размеров, ни авторов в ответе не указали, поэтому Транспортная прокуратура потребовала провести подробную проверку наличия художественных произведений на Мукачевском вокзале, а заодно и на других железнодорожных станциях Закарпатья.

Проверка пока не завершена, однако ответ на первый запрос уже дает пищу для размышлений. То, что девять картин (кстати, их конкретное местонахождение не указано, во всяком случае, в залах ожидания, холле и ресторане их нет) оценены всего в три с половиной тысячи гривен и датированы октябрем 2002 года, не может не настораживать. Ведь известно, что работы Золтана Шолтеса и Федора Манайло были написаны и установлены на вокзале 40 лет назад, более того — они до сих пор находятся на музейном учете!

 

 

 

 

 

 

 

«Народ лишился работ самобытных закарпатских художников, которых уже нет в живых»

— В середине 1970-х годов краеведческий музей проводил рейды по государственным учреждениям, у которых на балансе были ценные картины, — рассказала «ФАКТАМ» заведующая экспозиционным отделом Художественного музея имени Иосифа Бокшая Елена Приходько. — Полотна Адальберта Эрдели и Иосифа Бокшая мы с согласия владельцев забирали в музей, а другие, имевшие музейную ценность, ставили на учет. Комиссия, в состав которой входила и я, побывала и на Мукачевском железнодорожном вокзале. Все висевшие там картины я не припоминаю, но большие работы Шолтеса и Манайло хорошо помню. Обе они были взяты на учет в картинную галерею, однако контроль за их сохранением — компетенция не музея, а владельца. Кстати, картина Золтана Шолтеса уже тогда была забрызгана побелкой от ремонта вокзала…

*Одна из двух оставшихся оригинальными картин Федора Манайло, которая написана 40 лет назад и до сих пор числится на музейном учете, небрежно заставлена на вокзале стеллажами (фото Ярослава Галаса)

«ФАКТЫ» обратились к киевским искусствоведам с просьбой прокомментировать ситуацию с картинами на Мукачевском вокзале.

— Вы меня огорчили, — говорит старший научный сотрудник отдела XX- XXI веков Национального художественного музея Украины Людмила Ковальская. — Если картины писались 40 лет назад специально для оформления вокзала, то они представляют собой огромную ценность как часть декора здания. А теперь вокзал разорен. Можно смело сказать, что картины эти бесценны, поскольку потери невосполнимы. Ведь народ лишился работ самобытных закарпатских художников, которых уже нет в живых.

— Очевидно, кто-то уже пополнил этими картинами свою коллекцию, — предположила главный хранитель Киевского музея русского искусства Алла Иллинг. — Искусство нынче стоит дорого. Закарпатских художников начали активно покупать. Сформировался рынок со своими ценами — от 10 до 30 и более тысяч долларов.

— Снять картину ведущего художника? Легко! — объясняет киевская художница, делавшая в 1990-е годы копии работ Манайло, Коцки, Шолтеса. — Этим занимались черные антиквары. Обычно они заводили знакомства с завхозами или работниками, материально ответственными в санаториях, школах, домах культуры, куда по разнарядке Министерства культуры отсылались холсты. Нечистый на руку завхоз, которому посулили большие деньги за живопись, ломал, к примеру, раму или подрамник на картине. Потом она снималась со стены и выносилась из здания — «в починку» на пару недель. За это время хорошему художнику заказывалась копия. Если она сделана удачно, подделку без экспертизы обнаружить трудно.
Картину копировали с двух сторон. То, что было на обратной стороне — подпись, грязь, изъяны — все копировалось. Самым неприятным в копировании был бумажный инвентарный ярлычок, прикрепленный на заднике картины силикатным клеем или ПВА. Снять его, чтобы переклеить на копию, была целая проблема. Давали за работу по сто долларов.

Копия вешалась на стену, а подлинник уходил на черный рынок. Это была распространенная практика. Артели копиистов существовали в Харькове, Киеве, Одессе, Львове, в том же Мукачево, где хорошо знали манеру местных авторов.

Заказчики картин — черные антиквары сидели в крупных городах, где жили клиенты. Сейчас у этих антикваров шикарные галереи, дома живописи. Откуда? Неужели благодарные клиенты надарили? Нет, оттуда — из этих самых государственных учреждений.

— Картины на железнодорожном вокзале в Мукачево — это негосударственная часть музейного фонда Украины, — говорит Наталья Грязнова, главный хранитель фондов живописи Национального научно-исследовательского реставрационного центра Украины. — Все произведения искусства, которые могут стать музейными экспонатами, — негосударственная часть музейного фонда. А то, что находится в музеях, соответственно, — государственная часть. Если у вас дома, например, висит на стене полотно Леонардо да Винчи, то это негосударственная часть музейного фонда Украины. Поэтому исчезновение картин из залов вокзала в Мукачево — уже преступление.

Народный депутат Геннадий Москаль направил в Транспортную прокуратуру Закарпатской области депутатское обращение с просьбой расследовать факт подмены и исчезновения картин на Мукачевском вокзале.

Ярослав ГАЛАС, «ФАКТЫ» (Ужгород); Нина АБРАМОВИЧ, специально для «ФАКТОВ»

fakty.ua